Звезды, что светят нам ясными ночами, не всегда столь безмятежно и одиноко плавали в безбрежных просторах космоса. Большинство разбросанных по небу звезд, равно как и наше Солнце, появлялись на свет группами в хаосе и беспорядке гигантских газопылевых облаков.

Инфракрасный снимок космической обсерватории «Спитцер» показывает один из наиболее активных и бурных регионов звездообразования в нашей Галактике, область под названием Лебедь Х (Cygnus X). Это огромное облако газа и пыли находится на расстоянии 4500 световых лет от Земли в созвездии Лебедя. Оно является домом для тысяч массивных звезд и еще большего числа звезд размерами с Солнце или меньше. Инфракрасное зрение «Спитцера» позволяет проникнуть глубоко внутрь облака, минуя непрозрачную для оптических телескопов пыль, и увидеть гигантские пузыри, газопылевые столбы и темные волокна звездных эмбрионов.

Кипящий котел гигантского региона звездообразования Лебедь Х (Cygnus X). Фото: инфракрасный свет на снимке был раскрашен в соответствии с длиной волны. Свет 3,6 мкм показан синим цветом, 4,5-микронный свет сине-зеленый, 8,0-микронный показан зеленым, и, наконец, 24-микронной раскрашен красным. Эти данные были получены еще до того, как телескоп «Спитцер» израсходовал охладитель и начал «теплую» миссию. © NASA/JPL-Caltech/Harvard-Smithsonian CfA

Астрономы полагают, что большинство звезд формируются в огромных областях звездообразования, подобных Лебедь Х. Со временем звезды рассеиваются и мигрируют далеко друг от друга. Потому вполне возможно, что и наше Солнце когда-то состояло членом скопления вместе с другими, более массивными звездами в таком же хаотичном, хотя и менее экстремальном, регионе Млечного Пути.

Облака, в которых происходят бурные процессы звездообразования, богаты пузырями и полостями, образованные излучением и мощным ветром от самых массивных звезд. Эти массивные звезды разрывают собственную колыбель, прерывая формирование некоторых звезд по соседству, и в то же время запуская процессы рождения других.

Комментируя полости в облаках региона Лебедь Х, Шон Кэри (Sean Carey), астроном из Калифорнийского технологического института, сказал: «Один из вопросов, на который мы хотим знать ответ, заключается в следующем: как такой яростный процесс влияет на смерть и рождение новых звезд. Пока мы точно не знаем, как формируются звезды в таких разрушительных условиях».

Другой вопрос, на который ученые надеются ответить, как связаны между собой многочисленные столбы, в которых укрываются новорожденные звезды, и темные нити, где процесс формирования звезд находится в начальной стадии. «У нас есть доказательства того, что массивные звезды являются триггерами для рождения новых звезд в темных волокнах, в дополнение к колоннам, но нам еще многое предстоит сделать», — считает Джозеф Хора (Joseph Hora), сотрудник Гарвард-Смитсонианского центра астрофизики.