Небо южного полушария Земли имеет ряд подлинных жемчужин: это и самое большое шаровое скопление Омега Центавра, и роскошный Млечный Путь, и ближайшая к Солнцу система звезд — альфа Центавра. Но самая известная астрономическая достопримечательность юга — это, конечно, Магеллановы Облака, два спутника Млечного Пути.

И Большое, и Малое Магеллановы Облака принадлежат к числу неправильных галактик. Они невелики по размерам и содержат в десятки раз меньше звезд, чем Млечный Путь. Невооруженному глазу они представляются клочковатыми туманными облачками, как бы оторвавшимися частями Млечного Пути, плавающими в небе. В любительские телескопы уже можно разглядеть сложную и несколько хаотичную структуру галактик, а крупные инструменты показывают совершенно удивительную картину.

Магеллановы Облака полны межзвездного газа. Его концентрация в Большом Магеллановом Облаке (сокращенно БМО) по меньшей мере вдвое превышает таковую в Млечном Пути. При этом газ в БМО не разлит равномерно по галактике, но беспорядочно разбросан в виде огромных светящихся облаков, таких, как грандиозная туманность Тарантул. На одну из таких туманностей, газопылевой комплекс LHA 120-N 11 (или просто N 11) обратил внимание телескоп «Хаббл».

Туманность LHA 120-N 11 является одним из крупнейших очагов звездообразования в Большом Магеллановом Облаке, галактике-спутнике Млечного Пути. Это прекрасное изображение наиболее яркой его части получено учителем астрономии Джошем Лейком путем обработки серии сырых снимков «Хаббла». Фото: NASA, ESA/Josh Lake

Регион N11 — достаточно яркая область БМО, состоящая из нескольких облаков газа и нескольких скоплений молодых звезд. В центре этого великолепного снимка мы видим туманность NGC 1769, а справа — туманность NGC 1763. Вместе они являются одними из самых ярких частей комплекса. Кроме светящегося газа обращает на себя внимание темная прожилка пыли, которая экранирует часть света. В то время как туманности состоят в основном из водорода, самого легкого и обильного элемента во Вселенной, облака пыли являются домом для более тяжелых и более сложных элементов, которые затем идут на формирование каменистых планет, таких, как Земля. Частички межзвездной пыли гораздо меньше частичек обыкновенной домашней пыли и со стороны больше похожи на дым или сажу. Появилась эта пыль в результате химических реакций из элементов, рожденных в недрах предыдущих поколений звезд: взорвавшись сверхновыми или пройдя через стадию планетарных туманностей, эти звезды отдали часть своего вещества межзвездной среде.

Панорамное изображение региона звездообразования N11. Туманность N11 находится в Большом Магеллановом Облаке, на расстоянии около 160000 световых лет от Земли. Фото: ESO/Digitized Sky Survey 2/Davide De Martin

Большое Магелланово Облако является идеальным объектом для изучения процессов звездообразования. Действительно, галактика находится не слишком близко от нас, что позволяет окинуть процесс одним взглядом, но и не слишком далеко, что позволяет следить за рождением и эволюцией звезд в достаточных подробностях. Кроме того, БМО принадлежит к галактикам с бурным темпом рождения звезд, что дает на относительно небольшом участке неба пеструю картину звезд (среди которых мы встречаем и редчайшие звезды-монстры вроде R136a1, принадлежащие к типу эты Киля).

В результате астрономы получили в свое распоряжение идеальную космическую лабораторию, в которой они имеют возможность тестировать самые новейшие теории формирования и эволюции звезд. Регион N11 — один из важнейших элементов этой лаборатории.

По материалам NASA.